Кардиоцит

Кардиоцит

Кардиоцит

10 шт. — упаковки ячейковые контурные (5) — пачки картонные.

Фармакологическое действие

Антиаритмическое средство класса III, обладает антиангинальным действием.

Антиаритмический эффект связан со способностью увеличивать длительность потенциала действия кардиомиоцитов и эффективного рефрактерного периода предсердий, желудочков сердца, AV узла, пучка Гиса, волокон Пуркинье. Это сопровождается снижением автоматизма синусового узла, замедлением AV-проводимости, снижением возбудимости кардиомиоцитов.

Полагают, что механизм увеличения продолжительности потенциала действия связан с блокадой калиевых каналов (снижается выведение ионов калия из кардиомиоцитов). Блокируя инактивированные «быстрые» натриевые каналы, оказывает эффекты, характерные для антиаритмических средств I класса.

Тормозит медленную (диастолическую) деполяризацию мембраны клеток синусового узла, вызывая брадикардию, угнетает AV проведение (эффект антиаритмиков IV класса).

[attention type=yellow]

Антиангинальный эффект обусловлен коронарорасширяющим и антиадренергическим действием, уменьшением потребности миокарда в кислороде. Оказывает тормозящее влияние на α- и β-адренорецепторы сердечно-сосудистой системы (без полной их блокады).

[/attention]

Уменьшает чувствительность к гиперстимуляции симпатической нервной системы, тонус коронарных сосудов; увеличивает коронарный кровоток; урежает ЧСС; повышает энергетические резервы миокарда (за счет увеличения содержания креатинсульфата, аденозина и гликогена).

Снижает ОПСС и системное АД (при в/в введении).

Полагают, что амиодарон может повышать уровень фосфолипидов в тканях.

Содержит йод. Влияет на метаболизм гормонов щитовидной железы, ингибирует превращение T3 в T4 (блокада тироксин-5-дейодиназы) и блокирует захват этих гормонов кардиоцитами и гепатоцитами, что приводит к ослаблению стимулирующего влияния тиреоидных гормонов на миокард (дефицит T3 может привести к его гиперпродукции и тиреотоксикозу).

При приеме внутрь начало действия — от 2-3 дней до 2-3 мес, длительность действия также вариабельна — от нескольких недель до нескольких месяцев.

После в/в введения максимальный эффект достигается через 1-30 мин и продолжается 1-3 ч.

Фармакокинетика

После приема внутрь медленно абсорбируется из ЖКТ, абсорбция составляет 20-55%. Cmax в плазме крови достигается через 3-7 ч.

Вследствие интенсивного накопления в жировой ткани и органах с высоким уровнем кровоснабжения (печень, легкие, селезенка) имеет большой и вариабельный Vd и характеризуется медленным достижением равновесной и терапевтической концентраций в плазме крови и к длительному выведению. Амиодарон определяется в плазме крови до 9 мес после прекращения его применения. Связывание с белками высокое — 96% (62% — с альбумином, 33.5% — с β-липопротеинами).

Проникает через ГЭБ и плацентарный барьер (10-50%), выделяется с грудным молоком (25% дозы, полученной матерью).

[attention type=red]

Интенсивно метаболизируется в печени с образованием активного метаболита десэтиламиодарона, а также, по-видимому, путем дейодирования. При продолжительном лечении концентрации йода могут достигать 60-80% концентрации амиодарона. Является ингибитором изоферментов CYP2C9, CYP2D6 и CYP3A4, CYP3A5, CYP3A7 в печени.

[/attention]

Выведение имеет двухфазный характер. После приема внутрь T1/2 в начальной фазе составляет 4-21 день, в терминальной фазе — 25-110 дней; десэтиламиодарона — в среднем 61 день. Как правило, при курсовом пероральном применении T1/2 амиодарона составляет 14-59 дней.

После в/в введения амиодарона T1/2 в терминальной фазе составляет 4-10 дней. Выводится главным образом с желчью через кишечник, может наблюдаться небольшая энтерогепатическая рециркуляция. В очень небольших количествах амиодарон и десэтиламиодарон выводится с мочой.

Амиодарон и его метаболиты не выводятся при диализе.

Новости по теме

Показания

Лечение и профилактика пароксизмальных нарушений ритма: угрожающие жизни желудочковые аритмии (в т.ч. желудочковая тахикардия), профилактика фибрилляции желудочков (в т.ч.

после кардиоверсии), суправентрикулярные аритмии (как правило, при неэффективности или невозможности другой терапии, особенно связанные с синдромом WPW), в т.ч.

пароксизм мерцания и трепетания предсердий; предсердная и желудочковая экстрасистолия; аритмии на фоне коронарной недостаточности или хронической сердечной недостаточности, парасистолия, желудочковые аритмии у больных с миокардитом Шагаса; стенокардия.

Противопоказания

Синусовая брадикардия, СССУ, синоатриальная блокада, AV блокада II-III степени (без использования кардиостимулятора), кардиогенный шок, гипокалиемия, коллапс, артериальная гипотензия, гипотиреоз, тиреотоксикоз, интерстициальные болезни легких, прием ингибиторов МАО, беременность, период лактации, повышенная чувствительность к амиодарону и к йоду.

Дозировка

При приеме внутрь для взрослых начальная разовая доза составляет 200 мг. Для детей доза составляет 2.5-10 мг/сут. Схему и длительность лечения устанавливают индивидуально.

Для в/в введения (струйно или капельно) разовая доза составляет 5 мг/кг, суточная доза — до 1.2 г (15 мг/кг).

Со стороны сердечно-сосудистой системы: синусовая брадикардия (рефрактерная к м-холиноблокаторам), AV блокада, при длительном применении — прогрессирование ХСН, желудочковая аритмия типа «пируэт», усиление существующей аритмии или ее возникновение, при парентеральном применении — снижение АД.

Со стороны эндокринной системы: развитие гипо- или гипертиреоидизма.

Со стороны дыхательной системы: при длительном применении — кашель, одышка, интерстициальная пневмония или альвеолит, фиброз легких, плеврит, при парентеральном применении — бронхоспазм, апноэ (у больных с тяжелой дыхательной недостаточностью).

Со стороны пищеварительной системы: тошнота, рвота, снижение аппетита, притупление или потеря вкусовых ощущений, ощущение тяжести в эпигастрии, боль в животе, запоры, метеоризм, диарея, редко — повышение активности печеночных трансаминаз, при длительном применении — токсический гепатит, холестаз, желтуха, цирроз печени.

Со стороны ЦНС и периферической нервной системы: головная боль, слабость, головокружение, депрессия, ощущение усталости, парестезии, слуховые галлюцинации, при длительном применении — периферическая невропатия, тремор, нарушение памяти, сна, экстрапирамидные проявления, атаксия, неврит зрительного нерва, при парентеральном применении — внутричерепная гипертензия.

Со стороны органов чувств: увеит, отложение липофусцина в эпителии роговицы (если отложения значительные и частично заполняют зрачок — жалобы на светящиеся точки или пелену перед глазами при ярком свете), микроотслойка сетчатки.

Со стороны системы кроветворения: тромбоцитопения, гемолитическая и апластическая анемия.

Дерматологические реакции: кожная сыпь, эксфолиативный дерматит, фоточувствительность, алопеция, редко — серо-голубое окрашивание кожных покровов.

Местные реакции: тромбофлебит.

Прочие: эпидидимит, миопатия, снижение потенции, васкулит, при парентеральном применении — жар, повышенное потоотделение.

Лекарственное взаимодействие

Лекарственное взаимодействие амиодарона с другими препаратами возможно даже через несколько месяцев после окончания его применения за счет длительного периода полувыведения.

При одновременном применении амиодарона и антиаритмических средств класса I А (в т.ч. дизопирамида) увеличивается интервал QT вследствие аддитивного действия на его величину и увеличивается риск развития желудочковой тахикардии типа «пируэт».

При одновременном применении амиодарона со слабительными средствами, которые могут вызывать гипокалиемию, повышается риск развития желудочковой аритмии.

Средства, вызывающие гипокалиемию, включая диуретики, кортикостероиды, амфотерицин В (в/в), тетракозактид при одновременном применении с амиодароном вызывают увеличение интервала QT и повышение риска развития желудочковой аритмии (в т.ч. типа «пируэт»).

При одновременном применении средств для общей анестезии, оксигенотерапии возникает риск развития брадикардии, артериальной гипотензии, нарушений проводимости, уменьшения ударного объема сердца, что, по-видимому, обусловлено аддитивным кардиодепрессивным и вазодилатирующим эффектами.

При одновременном применении трициклические антидепрессанты, фенотиазины, астемизол, терфенадин вызывают увеличение интервала QT и повышение риска развития желудочковой аритмии, особенно типа «пируэт».

При одновременном применении варфарина, фенпрокумона, аценокумарола усиливается антикоагулянтное действие и повышается риск развития кровотечений.

При одновременном применении винкамина, сультоприда, эритромицина (в/в), пентамидина (в/в, в/м) повышается риск развития желудочковой аритмии типа «пируэт».

[attention type=green]

При одновременном применении возможно повышение концентрации декстрометорфана в плазме крови вследствие уменьшения скорости его метаболизма в печени, что обусловлено ингибированием активности изофермента CYP2D6 системы цитохрома P450 под влиянием амиодарона и замедлением выведения декстрометорфана из организма.

[/attention]

При одновременном применении дигоксина значительно повышается концентрация дигоксина в плазме крови за счет снижения его клиренса и, вследствие этого, увеличивается риск развития дигиталисной интоксикации.

При одновременном применении дилтиазема, верапамила усиливается отрицательное инотропное действие, брадикардия, нарушение проводимости, AV-блокада.

Описан случай повышения концентрации амиодарона в плазме крови при его одновременном применении с индинавиром. Полагают, что ритонавир, нелфинавир, саквинавир будут оказывать подобное действие.

При одновременном применении колестирамина уменьшается концентрация амиодарона в плазме крови вследствие его связывания с колестирамином и уменьшения абсорбции из ЖКТ.

Имеются сообщения о повышении концентрации лидокаина в плазме крови при одновременном применении с амиодароном и развитии судорог, по-видимому, вследствие ингибирования метаболизма лидокаина под влиянием амиодарона.

Полагают, что возможен синергизм в отношении угнетающего действия на синусовый узел.

При одновременном применении лития карбоната возможно развитие гипотиреоидизма.

При одновременном применении прокаинамида увеличивается интервал QT вследствие аддитивного действия на его величину и риск развития желудочковой тахикардии типа «пируэт». Повышение концентрации в плазме крови прокаинамида и его метаболита N-ацетилпрокаинамида и усиление побочных эффектов.

[attention type=yellow]

При одновременном применении пропранолола, метопролола, соталола возможны артериальная гипотензия, брадикардия, фибрилляция желудочков, асистолия.

[/attention]

При одновременном применении тразодона описан случай развития аритмии типа «пируэт».

При одновременном применении хинидина увеличивается интервал QT вследствие аддитивного действия на его величину и риск развития желудочковой тахикардии типа «пируэт». Повышение концентрации хинидина в плазме крови и усиление его побочных эффектов.

При одновременном применении описан случай усиления побочных эффектов клоназепама, что, по-видимому, обусловлено его кумуляцией вследствие ингибирования окислительного метаболизма в печени под влиянием амиодарона.

При одновременном применении цизаприда значительно увеличивается интервал QT вследствие аддитивного действия, риск развития желудочковой аритмии (в т.ч. типа «пируэт»).

При одновременном применении повышается концентрация циклоспорина в плазме крови, риск развития нефротоксичности.

Описан случай легочной токсичности при одновременном применении циклофосфамида в высоких дозах и амиодарона.

Повышается концентрация амиодарона в плазме крови вследствие замедления его метаболизма под влиянием циметидина и других ингибиторов микросомальных ферментов печени.

[attention type=red]

Полагают, что вследствие ингибирования под влиянием амиодарона ферментов печени, при участии которых происходит метаболизм фенитоина, возможно повышение концентрации последнего в плазме крови и усиление его побочных эффектов.

[/attention]

Вследствие индукции микросомальных ферментов печени под влиянием фенитоина повышается скорость метаболизма амиодарона в печени и происходит уменьшение его концентрации в плазме крови.

Особые указания

C осторожностью применять при хронической сердечной недостаточности, печеночной недостаточности, бронхиальной астме, у пациентов пожилого возраста (высокий риск развития тяжелой брадикардии), в возрасте до 18 лет (эффективность и безопасность применения не установлены).

Не следует применять у пациентов с тяжелой дыхательной недостаточностью.

Перед началом применения амиодарона следует провести рентгенологическое исследование легких и функции щитовидной железы, при необходимости, провести коррекцию электролитных нарушений.

При длительном лечении необходим регулярный контроль функции щитовидной железы, консультации окулиста и рентгенологическое исследование легких.

Парентерально можно применять только в специализированных отделениях стационаров под постоянным контролем АД, ЧСС и ЭКГ.

Пациенты, получающие амиодарон, должны избегать прямого воздействия солнечного света.

При отмене амиодарона возможны рецидивы нарушений сердечного ритма.

Может оказывать влияние на результаты теста накопления радиоактивного йода в щитовидной железе.

Не следует применять амиодарон одновременно с хинидином, бета-адреноблокаторами, блокаторами кальциевых каналов, дигоксином, кумарином, доксепином.

Беременность и лактация

Противопоказано применение при беременности и в период лактации.

Амиодарон и десметиламиодарон проникают через плацентарный барьер, их концентрации в крови плода, составляют соответственно 10% и 25% от концентрации в крови матери.

Амиодарон и десметиламиодарон выделяются с грудным молоком.

Применение в детском возрасте

C осторожностью применять в возрасте до 18 лет (эффективность и безопасность применения не установлены).

При нарушениях функции печени

C осторожностью применять при печеночной недостаточности.

Применение в пожилом возрасте

C осторожностью применять у пациентов пожилого возраста (высокий риск развития тяжелой брадикардии).

Описание препарата СЕДАКОРОН основано на официально утвержденной инструкции по применению и утверждено компанией–производителем.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: health.mail.ru

Источник: https://naturalpeople.ru/kardiocit/

СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТАЯ СИСТЕМА Сердце

Кардиоцит

Сердце – это мышечный орган, который приводит в движение кровь, благодаря своим ритмическим сокращениям. Мышечная ткань сердца представлена особыми клетками – кардиомицитами.

Как в любом трубчатом органе, в стенке сердца выделяют оболочки:

  • внутренняя оболочка, или эндокард,
  • средняя оболочка, или миокард,
  • наружная оболочка, или эпикард.

Развивается сердце из нескольких источников. Эндокард, соединительная ткань сердца, включая сосуды – мезенхимного происхождения. Миокард и эпикард развиваются из мезодермы, точнее – из висцерального листка спланхнотома, – т.н. миоэпикардиальных пластинок.

Эндокард

Внутренняя оболочка сердца, эндокард (endocardium), выстилает изнутри камеры сердца, папиллярные мышцы, сухожильные нити, а также клапаны сердца. Толщина эндокарда в различных участках неодинакова. Он толще в левых камерах сердца, особенно на межжелудочковой перегородке и у устья крупных артериальных стволов – аорты и легочной артерии, а на сухожильных нитях значительно тоньше.

В эндокарде различают 4 слоя: эндотелий, субендотелиальный слой, мышечно-эластический слой и наружный соединительнотканный слой.

Поверхность эндокарда выстлана эндотелием, лежащим на толстой базальной мембране. За ним следует субэндотелиальный слой, образованный рыхлой волокнистой соединительной тканью. Глубже располагается мышечно-эластический слой, в котором эластические волокна переплетаются с гладкими мышечными клетками.

[attention type=green]

Эластические волокна гораздо лучше выражены в эндокарде предсердий, чем в желудочках. Гладкие мышечные клетки сильнее всего развиты в эндокарде у места выхода аорты. Самый глубокий слой эндокарда – наружный соединительнотканный слой – лежит на границе с миокардом. Он состоит из соединительной ткани, содержащей толстые эластические, коллагеновые и ретикулярные волокна.

[/attention]

Эти волокна непосредственно продолжаются в волокна соединительнотканных прослоек миокарда.

Питание эндокарда осуществляется главным образом диффузно за счет крови, находящейся в камерах сердца.

Миокард

Средняя, мышечная оболочка сердца (myocardium) состоит из поперечнополосатых мышечных клеток – кардиомиоцитов. Кардиомиоциты тесно связаны между собой и образуют функциональные волокна, слои которых спиралевидно окружают камеры сердца. Между кардиомиоцитами располагаются прослойки рыхлой соединительной ткани, сосуды, нервы.

Различают кардиомиоциты трех типов:

  • сократительные, или рабочие, сердечные миоциты;
  • проводящие, или атипичные, сердечные миоциты, входящие в состав так называемой проводящей системы сердца;
  • секреторные, или эндокринные, кардиомиоциты.

Сократительные кардиомиоциты образуют основную часть миокарда. Они содержат 1-2 ядра в центральной части клетки, а миофибриллы расположены по периферии. Места соединения кардиомиоцитов называются вставочные диски, в них обнаруживаются щелевые соединения (нексусы) и десмосомы. Форма клеток в желудочках – цилиндрическая, в предсердиях – неправильная, часто отросчатая.

Кардиомиоциты покрыты сарколеммой, состоящей из плазмолеммы и базальной мембраны, в которую вплетаются тонкие коллагеновые и эластические волокна, образующие “наружный скелет” кардиомиоцитов, – эндомизий.

Базальная мембрана кардиомиоцитов содержит большое количество гликопротеинов, способных связывать ионы Са2+. Она принимает участие в перераспределении ионов Са2+ в цикле сокращение – расслабление.

Базальная мембрана латеральных сторон кардиомиоцитов инвагинирует в канальцы Т-системы (чего не наблюдается в соматических мышечных волокнах).

Кардиомиоциты желудочков значительно интенсивнее пронизаны канальцами Т-системы, чем соматические мышечные волокна.

Канальцы L-системы (латеральные расширения саркоплазматического ретикулума) и Т-системы образуют диады (1 каналец L-системы и 1 каналец Т-системы), реже триады (2 канальца L-системы, 1 каналец Т-системы).

В центральной части миоцита расположено 1-2 крупных ядра овальной или удлиненной формы. Между миофибриллами располагаются многочисленные митохондрии и трубочки саркоплазматического ретикулума.

В отличие от желудочковых кардиомиоцитов предсердные миоциты чаще имеют отростчатую форму и меньшие размеры. В миоцитах предсердий меньше митохондрий, миофибрилл, саркоплазматической сети, а также слабо развита Т-система канальцев.

[attention type=yellow]

В тех предсердных миоцитах, где нет Т-системы, на периферии клеток, под сарколеммой, располагаются многочисленные пиноцитозные пузырьки и кавеолы. Полагают, что эти пузырьки и кавеолы являются функциональными аналогами Т-канальцев.

[/attention]

Между кардиомиоцитами находится интерстициальная соединительная ткань, содержащая большое количество кровеносных и лимфатических капилляров. Каждый миоцит контактирует с 2-3 капиллярами.

Секреторные кардиомиоциты встречаются преимущественно в правом предсердии и ушках сердца. В цитоплазме этих клеток располагаются гранулы, содержащие пептидный гормон – предсердный натрийуретический фактор (ПНФ).

При растяжении предсердий секрет поступает в кровь и воздействует на собирательные трубочки почки, клетки клубочковой зоны коры надпочечников, участвующие в регуляции объема внеклеточной жидкости и уровня артериального давления.

ПНФ вызывает стимуляцию диуреза и натриуреза (в почках), расширение сосудов, угнетение секреции альдостерона и кортизола (в надпочечниках), снижение артериального давление. Секреция ПНФ резко усилена у больных с гипертонической болезнью.

Проводящие сердечные миоциты (myocyti conducens cardiacus), или атипичные кардиомиоциты, обеспечивают ритмичное координированное сокращение различных отделов сердца благодаря своей способности к генерации и быстрому проведению электрических импульсов. Совокупность атипичных кардиомиоцитов формирует так называемую проводящую систему сердца.

В состав проводящей системы входят:

  • синусно-предсердный, или синусный, узел;
  • предсердно-желудочковый узел;
  • предсердно-желудочковый пучок (пучок Гиса) и
  • его разветвления (волокна Пуркинье), передающие импульсы на сократительные мышечные клетки.

Различают три типа мышечных клеток, которые в разных соотношениях находятся в различных отделах этой системы.

  1. Первый тип проводящих миоцитов – это P-клетки, или пейсмейкерные миоциты, – водители ритма. Они светлые, мелкие, отросчатые. Эти клетки встречаются синусном и предсердно-желудочковом узле и в межузловых путях. Они служат главным источником электрических импульсов, обеспечивающих ритмическое сокращение сердца. Высокое содержание свободного кальция в цитоплазме этих клеток при слабом развитии саркоплазматической сети обусловливает способность клеток синусного узла генерировать импульсы к сокращению. Поступление необходимой энергии обеспечивается преимущественно процессами анаэробного гликолиза.
  2. Второй тип проводящих миоцитов – это переходные клетки. Они составляют основную часть проводящей системы сердца. Это тонкие, вытянутые клетки, встречаются преимущественно в узлах (их периферической части), но проникают и в прилежащие участки предсердий. Функциональное значение переходных клеток состоит в передаче возбуждения от Р-клеток к клеткам пучка Гиса и рабочему миокарду.
  3. Третий тип проводящих миоцитов – это клетки Пуркинье, часто лежат пучками. Они светлее и шире сократительных кардиомиоцитов, содержат мало миофибрилл. Эти клетки преобладают в пучке Гиса и его ветвях. От них возбуждение передается на сократительные кардиомиоциты миокарда желудочков.

Мышечные клетки проводящей системы в стволе и разветвлениях ножек ствола проводящей системы располагаются небольшими пучками, они окружены прослойками рыхлой волокнистой соединительной ткани.

Ножки пучка разветвляются под эндокардом, а также в толще миокарда желудочков. Клетки проводящей системы разветвляются в миокарде и проникают в сосочковые мышцы.

Это обусловливает натяжение сосочковыми мышцами створок клапанов (левого и правого) еще до того, как начнется сокращение миокарда желудочков.

Клетки Пуркинье – самые крупные не только в проводящей системе, но и во всем миокарде. В них много гликогена, редкая сеть миофибрилл, нет Т-трубочек. Клетки связаны между собой нексусами и десмосомами.

Эпикард и перикард

Наружная, или серозная, оболочка сердца называется эпикард (epicardium). Эпикард покрыт мезотелием, под которым располагается рыхлая волокнистая соединительная ткань, содержащая сосуды и нервы. В эпикарде может находиться значительное количество жировой ткани.

Эпикард представляет собой висцеральный листок перикарда (pericardium); париетальный листок перикарда также имеет строение серозной оболочки и обращен к висцеральному слоем мезотелия.

Гладкие влажные поверхности висцерального и париетального листков перикарда легко скользят друг по другу при сокращении сердца.

При повреждении мезотелия (например, вследствие воспалительного процесса – перикардита) деятельность сердца может существенно нарушаться за счет образующихся соединительнотканных спаек между листками перикарда.

Эпикард и париетальный листок перикарда имеют многочисленные нервные окончания, преимущественно свободного типа.

Фиброзный скелет сердца и клапаны сердца

Опорный скелет сердца образован фиброзными кольцами между предсердиями и желудочками и плотной соединительной тканью в устьях крупных сосудов. Кроме плотных пучков коллагеновых волокон, в составе “скелета” сердца имеются эластические волокна, а иногда бывают даже хрящевые пластинки.

Между предсердиями и желудочками сердца, а также желудочками и крупными сосудами располагаются клапаны. Поверхности клапанов выстланы эндотелием. Основу клапанов составляет плотная волокнистая соединительная ткань, содержащая коллагеновые и эластические волокна. Основания клапанов прикреплены к фиброзным кольцам.

(см. также лекцию по мышечным тканям из общей гистологии)

Некоторые термины из практической медицины:

  • кардиосклероз — избыточное развитие соединительной ткани в миокарде;
  • кардиофобия — навязчивый страх – боязнь смерти от сердечного заболевания;
  • сердце висячее, астеника — конституциональный вариант формы сердца, характеризующийся приближающимся к вертикальному положением анатомической оси и относительно небольшими линейными размерами рентгеновской тени; наблюдается обычно у лиц астенического телосложения;
  • сердце лежачее, гиперстеника — кконституциональный вариант формы сердца, характеризующийся приближающимся к горизонтальному положением анатомической оси и относительно большими линейными размерами рентгеновской тени; наблюдается у лиц гиперстенического телосложения или при высоком стоянии диафрагмы;
  • сердце волосатое, ворсинчатое — сердце, поверхность которого сплошь покрыта склерозирующимися и свежими волокнами фибрина; наблюдается при массивном фибринозном перикардите;
  • сердце глазурное — сердце с резко утолщенным перикардом, имеющим вид беловатой полупрозрачной пластинки; наблюдается при хроническом серозном перикардите;
  • сердце панцирное — сердце с резко утолщенным, уплотненным и обызвествленным перикардом; наблюдается в исходе спаечного перикардита;
  • сердце пивное — тяжелая форма алкогольной миокардиодистрофии, характеризующаяся выраженной дилатацией всех отделов сердца, нарушениями его ритма и проводимости, сердечной недостаточностью;
  • сердце бычье — значительная степень кардиомегалии;
  • сердце тигровое — сердце, на разрезе которого под эндокардом, в особенности на сосочковых и гребенчатых мышцах, различимы тонкие желто-белые полоски, напоминающие тигровую шкуру; наблюдается при резкой степени жировой дистрофии миокарда;

 

Источник: https://morphology.dp.ua/_mp3/circulation6.php

Мембранные потенциалы кардиомиоцитов

Кардиоцит

Согласно традиционному представлению, причиной возникновения потенциалов клеток как в покое, так и при их активации является прежде всего неравномерное распределение ионов калия и натрия между содержимым клеток и экстрацеллюлярной средой.

Напомним, что концентрация ионов калия внутри клеток в 20—40 раз превышает их содержание в окружающей клетку жидкости (отметим при этом, что избыток положительных зарядов ионов калия внутри клеток компенсируется в основном анионами органических кислот), а концентрация натрия в межклеточной жидкости в 10—20 раз выше, чем внутри клеток.

Такое неравномерное распределение ионов обеспечивается активностью «натрий-калиевого насоса», т.е. N а+/К+-АТФ-азы.

Возникновение потенциала покоя обусловлено в основном наличием концентрационного градиента ионов калия.

Эта точка зрения обосновывается тем, что ионы калия внутри клетки находятся преимущественно в свободном состоянии, т.е. не связаны с другими ионами, молекулами, поэтому могут свободно диффундировать.

Согласно известной теории Ходжкина с соавторами, клеточная мембрана в состоянии покоя проницаема в основном только для ионов калия. Ионы калия диффундируют по концентрационному градиенту через клеточную мембрану в окружающую среду, анионы же не могут проникать через мембрану и остаются на ее внутренней стороне.

В связи с тем что ионы калия имеют положительный заряд, а анионы, остающиеся на внутренней поверхности мембраны, — отрицательный, внешняя поверхность мембраны заряжается положительно, а внутренняя — отрицательно. Понятно, что диффузия продолжается только до того момента, пока не установится равновесие между силами возникающего электрического поля и силами диффузии.

Мембрана в состоянии покоя проницаема не только для ионов калия, но и в небольшой степени для ионов натрия и хлора. Мембранный потенциал клеток представляет собой результирующую электродвижущих сил, генерируемых этими тремя каналами диффузии.

[attention type=red]

Проникновение натрия из окружающей жидкости внутрь клетки по концентрационному градиенту приводит к некоторому уменьшению мембранного потенциала, а затем – к их деполяризации, т.е. уменьшению поляризации (внутренняя поверхность мембран становится вновь положительно, а наружная — отрицательно заряженной).

[/attention]

Деполяризация лежит в основе формирования потенциала действия мембран.

Все клетки возбудимых тканей при действии различных раздражителей достаточной силы способны переходить в состояние возбуждения. Возбудимость — это способность клеток к быстрому ответу на раздражение, проявляющемуся через совокупность физических, физико-химических процессов и функциональных изменений.

Облигатным признаком возбуждения является изменение электрического состояния клеточной мембраны.

В целом проницаемость мембраны увеличивается (это одна из общетиповых реакций клетки на различные повреждающие воздействия) для всех ионов.

Вследствие этого ионные градиенты исчезают и разность потенциалов на мембране снижается до нуля. Это явление «снятия» (отмены) поляризации называют деполяризацией.

При этом внутренняя поверхность мембран становится вновь положительно, а наружная — отрицательно заряженной. Такое перераспределение ионов имеет временный характер; после окончания возбуждения исходный потенциал покоя вновь восстанавливается. Деполяризация лежит в основе формирования потенциала действия мембран.

Когда деполяризация мембраны достигает некоторого порогового уровня или превышает его, клетка возбуждается, т. е.

появляется потенциал действия, который представляет собой волну возбуждения, перемещающуюся по мембране в виде кратковременного изменения мембранного потенциала на небольшом участке возбудимой клетки.

[attention type=green]

Потенциал действия имеет стандартные амплитуду и временные параметры, не зависящие от силы вызвавшего его стимула (правило «все или ничего»). Потенциалы действия обеспечивают проведение возбуждения по нервным волокнам и инициируют процессы сокращения мышечных клеток.

[/attention]

Потенциалы действия возникают в результате избыточной по сравнению с покоем диффузии ионов натрия из окружающей жидкости внутрь клетки.

Период, в течение которого проницаемость мембраны для ионов натрия при возбуждении клетки возрастает, является весьма кратковременным (0,5— 1,0 мс); вслед за этим наблюдают повышение проницаемости мембраны для ионов калия и, следовательно, усиление диффузии этих ионов из клетки наружу.

Увеличение ионного потока калия, направленного из клетки наружу, приводит к снижению мембранного потенциала, что в свою очередь обусловливает уменьшение проницаемости мембраны для ионов натрия.

Таким образом, второй этап возбуждения характеризуется тем, что поток ионов калия из клетки наружу возрастает, а встречный поток ионов натрия уменьшается. Это продолжается до тех лор, пока не произойдет восстановление потенциала покоя.

После этого проницаемость для ионов калия также снижается до исходной величины.

Наружная поверхность мембраны за счет вышедших в среду положительно заряженных ионов калия опять приобретает положительный потенциал по отношению к внутренней. Этот процесс возвращения мембранного потенциала к исходному уровню, т.е. уровню потенциала покоя, называют реполяризацией.

Процесс реполяризации всегда продолжительнее процесса деполяризации и на кривой потенциала действия (см. ниже) представлен в виде более пологой нисходящей ветви. Таким образом, реполяризация мембраны происходит не в результате обратного перемещения ионов натрия, а вследствие выхода из клетки эквивалентного количества ионов калия.

В некоторых случаях проницаемость мембраны для ионов натрия и калия после окончания возбуждения остается повышенной. Это приводит к тому, что на кривой потенциала действия регистрируют так называемые следовые потенциалы, для которых характерны малая амплитуда и сравнительно большая длительность.

При действии подпороговых стимулов проницаемость мембраны для натрия возрастает незначительно и деполяризация не достигает критического значения. Деполяризацию мембраны меньше критического уровня называют местным потенциалом, который может быть представлен в виде «электротонического потенциала», или «локального ответа».

[attention type=yellow]

Местные потенциалы не способны распространяться на значительные расстояния, а затухают вблизи места своего возникновения. Эти потенциалы не подчиняются правилу «все или ничего» — их амплитуда и длительность пропорциональны интенсивности и длительности раздражающего стимула.

[/attention]

При повторном действии подпороговых стимулов местные потенциалы могут суммироваться, достигать критического значения и вызывать появление распространяющихся потенциалов действия.

Таким образом, местные потенциалы могут предшествовать возникновению потенциалов действия.

Особенно отчетливо это наблюдается в клетках проводящей системы сердца, где медленная диастолическая деполяризация, развивающаяся спонтанно, вызывает появление потенциалов действия.

Следует отметить, что трансмембранное перемещение ионов натрия и калия не является единственным механизмом генерирования потенциала действия. В его формировании также принимают участие трансмембранные диффузионные токи ионов хлора и кальция.

Изложенные выше общие сведения о мембранных потенциалах в равной степени относят как к атипичным кардиомиоцитам, формирующим проводящую систему сердца, так и к сократительным кардиомиоцитам — непосредственным исполнителям насосной функции сердца.

Изменения заряда мембран лежат в основе генерации электрических импульсов — сигналов, необходимых для согласования функционирования сократительных кардиомиоцитов предсердий и желудочков на протяжении сердечного цикла и насосной функции сердца в целом.

Специализированные клетки — «пейсмекеры» синусового узла обладают способностью спонтанно (без воздействия извне) генерировать импульсы, т. е. потенциалы действия.

[attention type=red]

Это свойство, получившее название автоматизм, имеет в своей основе процесс медленной диастолической деполяризации, заключающийся в постепенном снижении мембранного потенциала до порогового (критического) уровня, с которого начинается быстрая деполяризация мембраны, т. е. фаза 0 потенциала действия.

[/attention]

Спонтанная диастолическая деполяризация обеспечивается ионными механизмами, среди которых традиционно неспецифический ток ионов Na+ в клетку занимает особое положение. Однако, согласно современным исследованиям, на долю этого тока приходится лишь около 20% активности трансмембранного перемещения ионов.

В настоящее время большое значение имеет т. н. задержанный (запаздывающий) выходящий из клеток ток ионов К+. Установлено, что угнетение (задержка) этого тока обеспечивает до 80% автоматизма пейсмекеров синусового узла, а усиление тока К+ замедляет или вовсе останавливает пейсмекерную активность.

Существенный вклад в достижение порогового потенциала вносит ток ионов Са++ в клетку, активация которого оказалась необходимой для достижения порогового потенциала.

В этой связи с этим уместно обратить внимание на то, что клиницистам хорошо известно, насколько чувствителен синусовый ритм к блокаторам Са++-каналов (L-типа) клеточной мембраны, например, к верапамилу, или к бета-адреноблокаторам, например, к пропранололу, способным влиять на эти каналы через катехоламины.

В аспекте электрофизиологического анализа насосной функции сердца интервал между систолами равен отрезку времени, в течение которого мембранный потенциал покоя в клетках синусового узла смещается до уровня порогового потенциала возбуждения.

Три механизма оказывают влияние на продолжительность этого интервала и, следовательно, на частоту сердечных сокращений. Первый в наиболее важный из них — скорость (крутизна нарастания) диастолической деполяризации.

При ее возрастании пороговый потенциал возбуждения достигается быстрее, что детерминирует учащение синусового ритма. Противоположное изменение, т. е.

[attention type=green]

замедление спонтанной диастолической деполяризации, ведет к урежению синусового ритма.

[/attention]

Второй механизм, оказывающий влияние на уровень автоматизма синусового узла, — изменение мембранного потенциала покоя его клеток (максимального диастолического потенциала). При увеличении этого потенциала (в абсолютных значениях), т. е.

при гиперполяризации клеточной мембраны (например, под воздействием ацетилхолина), требуется больше времени для достижения порогового потенциала возбуждения, если разумеется скорость диастолической деполяризации остается неизменной.

Следствием такого сдвига будет уменьшение числа сердечных сокращений в единицу времени.

Третий механизм — это изменения порогового потенциала возбуждения, смещение которого по направлению к нулю удлиняет путь диастолической деполяризации и способствует урежению синусового ритма.

Приближение порогового потенциала к потенциалу покоя сопровождается учащением синусового ритма.

Возможны также различные комбинации трех основных эдектро-физиологических механизмов, регулирующих автоматизм синусового узла.

Фазы и основные ионные механизмы формирования трансмембранного потенциала действия

Различают следующие фазы ТМПД:

Фаза 0 — фаза деполяризации; характеризуется быстрой (в течение 0,01 с) перезарядкой клеточной мембраны: внутренняя ее поверхность становится положительно, а наружная — отрицательно заряженной.

Фаза 1 — фаза начальной быстрой реполяризации; проявляется небольшим начальным снижением ТМПД от +20 до 0 mV или чуть ниже.

Фаза 2 — фаза плато; относительно продолжительный период (около 0,2 с), во время которого величина ТМПД поддерживается на одном уровне

[attention type=yellow]

Фаза 3 — фаза конечной быстрой реполяризации; в течение данного периода восстанавливается исходная поляризация мембраны: наружная ее поверхность становится положительно-, а внутренняя — отрицательно заряженной (-90 mV).

[/attention]

Фаза 4 — фаза диастолы; величина ТМПД сократительной клетки сохраняется примерно на уровне —90 mV, происходит восстановление (не без участия Na+/K+-Hacoca) исходных трансмембранных градиентов ионов К+, Na+, Са2+ и СГ.

Для различных фаз ТМПД характерна неодинаковая возбудимость мышечного волокна.

В начале ТМПД (фазы 0,1,2) клетки полностью не возбудимы (абсолютный рефрактерный период). Во время быстрой конечной реполяризации (фаза 3) возбудимость частично восстанавливается (относительный рефрактерный период).

Во время диастолы (фаза 4) рефрактерность отсутствует и миокардиальное волокно полностью восстанавливает свою возбудимость.

Изменения возбудимости кардиомиоцита на протяжении формирования трансмембранного потенциала действия отражены на ЭКГ-комплексе.

Загрузка…

Источник: https://cardio-bolezni.ru/membrannye-potentsialy-kardiomiotsitov/

Медик
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: